Обвиняемый в организации крупной наркосети

Константин Вилюга попытался через суд связаться с сотрудниками КГБ. Он заявил, что имеет особо важную информацию для органов, но достучаться к ним через письменные запросы не получается.

Процесс по «делу семнадцати» о крупнейшей наркосети Беларуси близится к концу. 10 ноября в Минском городском суде начнутся прения, где прокурор озвучит свои просьбы по назначению наказания для каждого из семнадцати фигурантов. А обвиняемые выступят с последним словом.

Ожидается, что на это уйдет не меньше недели — некоторые адвокаты только под одно свое выступление просили отвести целый день. А защитников в этом деле больше самих обвиняемых. После прений суд вынесет приговор. Пока же стороны решают последние вопросы, связанные с ходатайствами и изучением дополнительных документов.Обвиняемый в организации крупной наркосети

Во время одной из таких пауз слово взял Константин Вилюга, который, по мнению следствия, создал наркосеть и руководил ею. Он заявил, что 10 дней назад отправил в КГБ запрос, но не получил даже уведомления о получении письма второй стороной (на что предусмотрен срок в 3 дня).

— Полагаю, что мои заявления продолжают не выпускать из СИЗО № 1 (…). Учитывая, что в зале находятся представители СМИ, я бы хотел использовать эту возможность и обратиться через них с этим заявлением в Комитет госбезопасности, — заявил Вилюга.

— Вообще вы должны обращаться только к суду в судебном заседании, — сделал замечание судья Сергей Хрипач.

— Хорошо, я обращаюсь к суду с заявлением. Прошу сотрудников КГБ Республики Беларусь посетить меня в СИЗО № 1 по г. Минску в связи с необходимостью срочно передать информацию особой важности для 2-го отдела 1-го Управления 3-го Главного управления КГБ Беларуси. Информация не имеет отношения к уголовному делу № 14121020826.

— К нашему делу не имеет отношения? — уточнил судья.

— Нет.

— А зачем тогда вы это озвучиваете?

— Ну, извините, — с улыбкой ответил Константин Вилюга.

— Вы, так сказать, проигнорировав принятое судом решение…

— Ни в коем случае! Вы сказали обращаться к вам, я обратился.

— Но вы же обратились не с ходатайством, чтобы суд что-то решил… — продолжал судья.

— Больше не буду, — продолжал, перебивая, Вилюга. — Вы понимаете, Высокий суд, просто невозможно! Извините, пожалуйста, меня 2 года как лишили всяких прав, прописанных Конституцией, всяческих прав — не только меня, но всех обвиняемых, находящихся здесь. Которые не понимают, почему они здесь и за что! Вот мы и не понимаем, что это за дело…

— Вот мы и рассматриваем дело, и вы поймете. Но так делать нельзя, это не трибуна.

— Повторяю, информация, имеющая особое значение для органов безопасности… — снова начал перебивать Константин Вилюга.

— Остановитесь, пожалуйста, — повторял судья.

— … Использовать возможность обратиться к органам…

— У вас есть защитник, который может передать [письменно] такое обращение, в чем проблема?

— Хорошо, — опустился на судебную скамью главный обвиняемый по делу.

До начала прений прокурор Олег Буйленков попросил суд приобщить к делу приговоры по трем уголовным делам, связанным с оборотом наркотиков. В том числе по делу о «группе Зайцева», где обвиняемыми проходили 11 человек. Миноблсуд в марте 2016 года приговорил фигурантов к различным срокам — от 8 до 19 лет.

Однако защитники по «делу семнадцати» выступили против. По их мнению, приговоры «не имеют никакого доказательного значения» и не относятся к нынешнему делу, а лишь нужны, чтобы «заполнить дело стопкой приговоров».

Хотя во время опроса адвокатов была упомянута некая переписка между главой Следственного комитета (на тот момент) Валентином Шаевым и министром МВД Игорем Шуневичем. Якобы глава МВД со ссылкой на данные своего подразделения, ГУБОПиК, сообщал, что «дело семнадцати» и дело о «группе Зайцева» могут быть связаны между собой. И, вероятно, речь идет о целом международном синдикате. Однако Следственный комитет не увидел оснований для объединения всех этих материалов в одно уголовное дело.

Судья Сергей Хрипач все же удовлетворил ходатайство и приобщил приговоры по другим уголовным делам о наркотиках. Хотя напомнил, что позже суд еще даст свою оценку этим материалам.

«Это тот, который вез чемодан героина!» Суд повторно допросил одного из свидетелей по делу

Прокурор также попросил суд о возможности повторно допросить одного из свидетелей по делу Александра Громыко. Оказалось, что уже приняты «меры по его доставке в зал суда».

Напомним, изначально Громыко (по кличке Волк) был обвиняемым по «делу семнадцати», но позже перешел в статус свидетеля по ст. 20 Уголовного кодекса — как способствующий изобличению преступной группы. К нему применяются особые меры безопасности, поэтому допрос проводят через видеосвязь. Хотя свидетель и отбывает срок за некое преступление (какое именно — неизвестно).

Сторона обвинения представляет Александра Громыко как ключевого свидетеля по делу (наряду с еще одним бывшим обвиняемым, а теперь уже свидетелем Юрием Погальниковым).

Согласно материалам дела, Громыко был первым курьером у Константина Вилюги, и в дальнейшем он стал чуть ли не его правой рукой. Хотя сторона защиты постоянно напоминает, что Громыко — бывший наркоман и лечился от этого (сам он вопросы о здоровье игнорирует), а потому и свидетель он ненадежный.

Ранее Громыко охотно давал показания против обвиняемых по делу, в том числе бывших работников КГБ и МВД. В частности, заявил, что лично отдавал работнику брестского КГБ Игорю Корицкому вещества на экспертизу — выяснить, запрещены они к обороту или нет. А еще работник органов якобы не раз помогал, если вдруг Громыко задерживали с поличным.

Судья разрешил повторно допросить Александра Громыко. Прокурор уточнил у свидетеля несколько моментов, после чего пару вопросов решил задать все тот же Константин Вилюга.
Константин Вилюга обвиняется в том, что «в целях обогащения» в январе 2011 года создал и руководил наркосетью с подразделениями в России и Беларуси. Торговля велась через тематические форумы и нашумевший сайт LegalMinsk, на котором долгое время психотропы выдавали за обычные курительные смеси и миксы.

— Привет, Саша. Как себя чувствуешь? — обратился фигурант к свидетелю.

— Этот вопрос снимается, — прервал судья.

— Высокий суд, просто у него на лице что-то, били его?

— Давайте по делу, обвиняемый.

— Тебя не били, Саша? — повторил Вилюга вопрос к свидетелю.

— Нет, — ответил Александр Громыко.

Главный фигурант еще раз попросил свидетеля подтвердить предыдущие показания — о том, что Вилюга никогда не передавал и не предлагал ему продавать запрещенные вещества. Напомним, сторона защиты настаивает: если и была продажа веществ, то лишь легальных на тот момент. Судья снял этот вопрос, потому что свидетель уже отвечал ранее.

— Громыко, скажи, пожалуйста, насколько ты нуждаешься сегодня в охране, безопасности? По какой причине ты опять даешь показания через видеосвязь? — уточнял Вилюга.

— Вопрос снимается, — повторил судья Сергей Хрипач.

Тем временем родные обвиняемых в зале суда начали шептать журналистам: «Вот об этом и пишите, что все вопросы снимаются!».

Вилюга продолжал:

— Каким образом на тебя вышли корреспонденты белорусского телевидения и ты участвовал в репортаже программы «Зона Х»? (Видимо, речь о недавнем сюжете по «Делу семнадцати», в котором свой комментарий давал некий свидетель по делу, но его лицо было скрыто. — TUT.BY.)

— Вопрос снимается, — снова сказал судья.

— По какой причине ты заявлял там, что я распространял амфетамин?

— Вопрос снимается и не имеет отношения к делу. Меня не интересует, что говорят в каких-то передачах. <…> Задавайте вопросы, касающиеся доказательств, которые мы исследовали.

— Я понял, хорошо, — согласился Вилюга.

— А то, что кто-то слышал, — я телевидение не смотрю! И на это ссылаться не буду [принимая решение], — объяснил судья.

— Я надеюсь, — ответил фигурант и снова обратился к свидетелю: — Громыко, скажи, ты являешься наркозависимым?

— Нет, — ответил Громыко.

Родные обвиняемых начали смеяться в зале.

— Почему тогда в материалах дела есть рапорт ГУБОП о том, что ты являешься опиумным наркоманом?

Последовала пауза. Свидетель сказал что-то неразборчиво. В зале послышалось подбадривающее: «Костя, мочи его!».

— Саша, тебе там кто-то подсказывает, помогают? — спросил Вилюга.

— Не слышу, еще раз повтори! — ответил Громыко. А в итоге попросил снять вопрос.

— На момент задержания в ноябре 2014 года имелись ли у тебя свежие следы от уколов наркотиков? <…> Был ли у тебя обнаружен в крови кодеин (наркотический опиат. — TUT.BY) в момент твоего задержания? — не унимался Вилюга.

Эти вопросы тоже были сняты.

— Скажи, пожалуйста, как ты себя чувствовал первую неделю нахождения в СИЗО № 1, учитывая, что по материалам дела ты являешься зависимым, у тебя был синдром отмены, так называемая ломка на сленге наркоманов?

— Не буду отвечать, — сказал Громыко.

— Можно ли при симптоме отмены отчетливо понимать происходящее и заявлять о существовании какой-то преступной организации? — настаивал Константин Вилюга.

— Прошу снять вопрос.

После этого Вилюга переспросил: действительно ли Громыко в 2015 году осудили за оборот наркотиков?

— Да.

— Отбываешь сейчас наказание?

— Да, — согласился свидетель.

— А где ты отбываешь наказание?

— Прошу снять этот вопрос.

В зале послышалось недовольное: «Гуляет он!». Родственники некоторых из обвиняемых полагают, что в обмен на показания против фигурантов по «Делу семнадцати» Громыко просто отпустили на свободу.

«Это тот, который вез чемодан героина из Москвы! — ругалась после суда родственница одного из обвиняемых. — Молодец Вилюга. Сидят они (кивает на журналистов), пишите про это!».

Напомним, 29 февраля в Минском городском суде начался процесс по делу об обороте наркотиков, где обвиняемыми проходят сразу 17 человек. Из них двое — бывшие сотрудники КГБ и МВД, а также предполагаемый создатель нашумевшего интернет-магазина спайсов LegalMinsk минчанин Константин Вилюга. На стадии предварительного расследования 40 уголовных дел были объединены в одно производство.

В общей сложности фигурантам предъявлены обвинения по некоторым из следующих статей Уголовного кодекса Беларуси: ч.1, 2, 3 ст. 285 (Создание преступной организации либо участие в ней), ч.1, 3, 4 ст. 328 (Незаконный оборот наркотических, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов) и ч.1 ст.328−1 (Незаконное перемещение через границу наркотических, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов), ч.3 ст. 233 (Незаконная предпринимательская деятельность), ч.3 ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями), ч.3 ст. 455 (Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти), ч.2 ст. 209 (Мошенничество), ч.2 ст. 295 (Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ).

Читайте также:

«Платил силовикам, чтобы сдерживали конкурентов». В Минске возобновили суд о крупнейшей наркосети

«Дело 17-ти». Что говорит ключевой свидетель, сдавший крупнейшую наркосеть Беларуси

Суд по делу о крупнейшей наркосети: перед продажей вещества шли на экспертизу сотрудникам КГБ и МВД
Обзор события

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *